Проблемные кредиты

В Казахстане из числа действующих юридических лиц всего 6% имеют активные кредиты. Чуть больше 15 тысяч представителей МСБ (без учета индивидуальных предпринимателей) сумели получить кредиты в финансовых организациях и обслуживают их в настоящее время. Такую статистику приводят Первое кредитное бюро и Ассоциация провайдеров кредитной информации (АПКИ) Евразии. К слову, среди таких стран, как Украина, Грузия, Кыргызстан и Таджикистан, это невысокий показатель, пишет Forbes Казахстан.

Также на предпринимательское микрокредитование не так давно попросила обратить внимание мажилисмен Айгуль Нуркина. В своем заявлении она указала, что за прошедшие два года установлено 930 фактов нецелевого использования микрокредитов на общую сумму 1,8 млрд тенге. Сумма, может, и не большая, но вкупе со скудными показателями бизнес-кредитования вполне очевидно: либо сектор переживает болезни роста, либо находится в хронической стагнации.

Возвращаясь к цифрам АПКИ Евразии, на каждые 100 действующих юридических лиц Украины кредиты в финансовых организациях имеют 35%, в Грузии этот показатель составляет 15%, в Казахстане и Кыргызстане – 6%,в Таджикистане – 7%. В абсолютном выражении показатели ещё скромнее:118,8 тыс. юридических лиц на Украине, 12,7 тыс. в Грузии, 1,6 тыс. в Кыргызстане, 15,5 тыс. в Казахстане и 2,2 тыс. в Таджикистане. Говоря о том, что развитие предпринимательства и рынок бизнес-кредитования находятся в неразрывной связке, абсолютно естественно, что без усиления функций кредитования сектора малого и среднего бизнеса взрывного роста предпринимательства мы не увидим.

Асем Нургалиева, директор по развитию бизнеса Первого кредитного бюро, отмечает, что банки стремятся к максимальной диверсификации своего кредитного портфеля не только путём наращивания розницы, но и путем развития сектора МСБ. Но, по её мнению, существует ряд причин, препятствующих развитию бизнес-кредитования в целом.

  1. Во-первых, кредиты для бизнеса достаточно дорогие. Если опустить вопросы дорогого фондирования, то и риск-премия довольно высокая для рынка. Наш бизнес не имеет такой доходности, чтобы легко покрывать 15% годовых. А меньше кредитные организации и не могут предложить, так как для оценки заёмщика зачастую не хватает данных. По сути, кроме базы ПКБ и отдельных открытых данных по налоговой задолженности, по юридическому лицу официальной информации больше нет. А если учитывать, что на 425 тыс. юридических лиц в Казахстане лишь у 101 тыс. имеется кредитная история, каждое четвёртое юридическое лицо относится к повышенному классу кредитного риска ввиду отсутствия информации. Банку ничего не остаётся, как только просить у бизнеса залог.
  2. Во-вторых, не все бизнесмены ведут корректную финансовую отчётность и готовы делиться с банком этими данными. Проверить на честность самих бизнесменов банки не могут. Отсюда и множество отказов в кредите, высокие ставки и снова пресловутые твёрдые залоги, которых, как правило, нет.
  3. В-третьих, как отмечает Асем Нургалиева, банки только начинают заниматься оптимизацией процесса бизнес-кредитования. В лучшем случае в банке эта процедура занимает 10–14 дней, а по государственным программам и вовсе может длиться месяцами. Как бы цифровизаторы ни хвалились, а процессы бизнес-кредитования во многом проходят вручную, рейтинговые и скоринговые модели считаются в Excel, а документы передаются на бумаге. Поэтому казахстанцам проще взять розничный кредит до 5–7 млн тенгедля старт­апа или нужд малого бизнеса, чем рассчитывать на кредитное подспорье финансовых организаций.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  «Школа бизнеса «Я-предприниматель» - обучающий портал для МСБ от Совкомбанка

Один из собеседников Forbes Kazakhstan, который пожелал остаться анонимным, отмечает, что существуют определённые бизнес-риски при кредитовании и чрезмерной транспарентности среднего бизнеса, поэтому предприниматели охотнее остаются на стабильных оборотах в тени, нежели берут кредиты для роста. Также он высказался скептически в отношении мер государственной поддержки, указав на необходимость усиления функций государственного контроля в этой сфере, так как большинство кредитов уже находятся в фазе безнадёжных, но тщательно прячутся рынком, в частности микрофинансовыми компаниями, которые теперь обязаны формировать резервы на данные кредиты и будут прятать их еще глубже.

Динара Щеглова - вице-министр Министерства информации и коммуникаций Казахстана
Динара Щеглова — вице-министр Министерства информации и коммуникаций Казахстана

Эксперты банковского рынка отмечают, что тренд на развитие бизнес-кредитования взят, и во многом ожидают поддержки от государства. Так, к примеру, инициатива по открытию баз данных государственных органов снабдит рынок необходимой информацией. Уже в ближайшем будущем, как отметила в своем выступлении на форуме «Digital Arena 2» вице-министр Министерства информации и коммуникаций РК Динара Щеглова, будет запущен проект Smart Bridge, который явится единым шлюзом передачи данных от государственного к коммерческому сектору. При соблюдении регламента предоставления данные юридического лица будут доступны финансовым институтам для проведения оценки и мониторинга заёмщика. Насколько это упростит или удешевит кредиты, сказать сложно, но без open data и здесь не обойтись. Открытость бизнеса и привлечёт в страну доступное финансирование, и откроет возможности в высокой скорости обслуживания.

Отдельного внимания заслуживает и цифровое кредитование юридических лиц. Пока показательных кейсов в Казахстане и странах СНГ, пожалуй, кроме Модульбанка (работает только с МСБ), нет. И приоритетность вопроса с учётом перечисленных выше факторов невысокая. Пока бизнес готов ходить в банки пешком, чтобы получить заём. Но не за горами и полное цифровое кредитование МСБ, о котором задумались уже ряд банков и институтов развития. В фонде «Даму» уже давно обещают создать ресурс для подбора мер государственной поддержки обычному предпринимателю и дать возможность подать заявку в банк. На данный момент ФРП в большей степени занимается самими программами финансирования отечественного цифрового бизнеса в рамках «Дорожной карты бизнеса – 2020».

По словам Абая Саркулова, председателя правления фонда развития предпринимательства «Даму», в рамках данной программы бизнес, реализующий свои проекты в сфере IT, цифровых технологий, имеет право воспользоваться такими инструментами поддержки, как субсидирование ставки вознаграждения и получение гарантии фонда для предоставления в БВУ. То есть отрасль информации и связи по классификации ОКЭД является приоритетной для государства. Кроме того, в рамках собственной программы фонда «Даму-Регионы» предприниматели, занятые в этой отрасли, либо начинающие в этой отрасли свой бизнес новые клиенты могут воспользоваться льготными условиями кредитования. Какого-либо ограничения нет. Главное, чтобы цифровой бизнес был обоснован для БВУ и получено положительное решение. Фонд со своей стороны готов оказывать поддержку таким проектам в рамках вышеуказанных инструментов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  В Азербайджане дешевеет льготное кредитование МСБ

Вопросами предпринимательства занимается и Министерство национальной экономики. Рассматривается седьмой пакет поправок в законодательство в рамках повышения позиций Казахстана в рейтинге Doing Business. В пакете поправок ряд инициатив по внесению изменений в закон о реабилитации и банкротстве, закон об арбитраже и закон о кредитных бюро и формировании кредитных историй.

Также в рамках данной программы на совещании у заместителя премьер-министра Ерболата Досаева было дано поручение министерствам финансов и информации и коммуникаций о внесении в пакет законодательных поправок норм, исключающих требования посещения юридическими лицами офисов банков при открытии счетов в режиме онлайн. Посмотрим, чем ответят главные цифровые министерства и пойдут ли навстречу бизнесу.

Как сообщалось ранее, в Казахстане по программе «Женщины в бизнесе» за 3 года было выдано более 20 тысяч кредитов.

Оставить комментарий