Кирилл Свириденко - гендиректор компании «МультиКарта»
Кирилл Свириденко - гендиректор компании «МультиКарта»

Зачем процессинговая компания стала оператором фискальных данных, как трансформируются рынки P2P-переводов и терминального оборудования и в каких случаях хорош Agile для крупной компании, рассказал Кирилл Свириденко, генеральный директор компании «МультиКарта», в беседе с Данилом Поминовым, обозревателем «Б.О» и финтех-консультантом Enterprise Ireland.

Кирилл Николаевич, добрый день. Я имею некоторое отношение к платежному рынку, и в основном вижу какие-то общие тенденции. Из того что на слуху: увеличение доли p2p в безналичном обороте, платежная система «Мир», распространение мобильных Pay-сервисов… Если говорить о «МультиКарте» — одной из крупнейших процессинговых компаний в России, какие из глобальных тенденций оказали наибольшее влияние на ваш бизнес?

— Я бы не сказал, что бизнес «МультиКарты» сильно зависит от какой-либо тенденции, хотя компания растет семимильными шагами. Так, за последние пять лет объем эмиссии карт вырос в 17-18 раз, в 2013 году было 2 млн карт, сейчас — около 38 млн. Хотя я как человек процессинговый скорее оцениваю результаты количеством транзакций. За прошлый год мы обработали более 1,4 млрд транзакций. За шесть месяцев этого года объем транзакций превысил уже 1,2 млрд. Соответственно к концу года я ожидаю, что мы выйдем на рубеж 2,5 млрд транзакций в год.

То есть практически двукратный рост за год, впечатляет. Это главным образом благодаря развитию карточного бизнеса группы ВТБ или есть и другие причины?

— Конечно, есть ряд драйверов. Первое — это органический рост наших ключевых клиентов, Почта Банк и ВТБ. Почему именно в такой последовательности? Сейчас у Почта Банка период бурного роста, его эмиссия выросла с 8,5 млн карт в середине 2017 года до 18,5 млн в первом полугодии 2018-го. В первом полугодии была внедрена новая система управления терминальной сетью Почта Банка, состоящей из более 50 тыс. POS-терминалов.

Второе — развитие за счет миграционных проектов, связанных с переводом обслуживания карточной программы ряда банков (уже не имеющих отношения к Группе ВТБ) на процессинг «МультиКарты». Казалось бы, особых возможностей на этом рынке нет — небольшие банки постепенно уходят с рынка, да и конкуренция здесь высокая. Но в целом, банковский рынок трансформируется, как принято говорить — диджитализируется, а следом меняется и сектор процессинговых услуг, платежных систем. Мы здесь идем в ногу со временем и предлагаем нашим банкам-клиентам не только «гигиенический минимум», но и расширенный набор платежных технологий, который нужен современному банку. Собственных ресурсов у небольшого банка может быть недостаточно, а благодаря нашему участию партнер может «малой кровью» реализовать, скажем, современный мобильный банк, подключиться к Pay-сервису, внедрить какие-то новые технологии на банкоматах.

Третье — это действительно стремительное развитие p2p-платежей. Сюда я еще добавил бы электронную коммерцию, набор сервисов интернет-эквайринга. Еще одно значимое для нас направление — в этом году мы вышли на новый рынок, начали работать как оператор фискальных данных.

Зачем «МультиКарте» понадобилось становиться оператором фискальных данных (ОФД), я еще вас спрошу. Что же касается глобальных трендов, как вы считаете, какие из них будут наиболее сильно влиять на индустрию в целом и на ваш бизнес?

— Тенденция, которую, наверное, нельзя пропустить, — это биометрия. Очень интересные процессы идут в части создания ЕБС, Единой биометрической системы. Пока закон говорит о том, что в этой системе принимают участие только банки, и количество функций, которые они могут применить с помощью биометрии, ограничено. Пока непонятно, как быстро и как именно будет развиваться система, но можно ожидать, что ЕБС будет широко внедрено в нашу жизнь. Мне, например, интересны такие вещи, как биометрия в банкомате. Чтобы можно было снимать деньги без карточки, по отпечатку пальца или сканированию лица.

Затем — биометрия на транспорте. Кстати, у нас с ВТБ большой опыт реализации платежных решений в этой области, например процедура посадки в поезд или в самолет (когда пассажиру не надо предъявлять паспорт на входе, его уже и так определили). А почему нет? Другое дело, что надо понимать экономику этого процесса. То есть базовая технология, ядро биометрической системы создано, но этого мало — теперь его нужно наполнять участниками и сервисами, в том числе отраслевыми, нишевыми.

Еще одна перспективная тема, на которой хотелось бы сделать акцент, — это система быстрых платежей, а более широко — те или иные формы инвойсинга, тот же AliPay, с которым мы сотрудничаем в части эквайринга в России. Это же инвойсинг в чистом виде, и это система, которая в Китае уже фактически вытеснила классические расчеты по банковским картам. Система быстрых платежей, которая сейчас внедряется при участии Центробанка, — тоже способна серьезно трансформировать платежный рынок России, причем, я бы сказал, не в дальней, а уже в среднесрочной перспективе. Это та история, в которую я верю.

Поговорим об одном из драйверов вашего роста — сотрудничестве с Почта Банком. Это ведь достаточно специфический банк — в том числе, вероятно, и в карточном направлении. Были какие-то нетривиальные технические, продуктовые задачи, которые «МультиКарта» решала в связи с экспансией Почта Банка?

— Специфика, безусловно, есть. Прежде всего она вытекает из бизнес-модели лоукост-банка, фокус которого направлен на не самого богатого клиента. Плюс очень широкое территориальное присутствие — практически по всей стране, в том числе с невысокой концентрацией клиентской базы в отдельных точках. Поэтому перед банком стоит важная задача — делать такие продукты, которые будут востребованы именно этим потребительским сегментом. Продукты должны быть простые и понятные для неискушенного пользователя банковских услуг, но в то же время, безусловно, качественные. То есть лоукост — не значит плохо, в этом случае лоукост — значит понятно, просто, доступно и эффективно. Лоукост — это не компромисс в ущерб качеству, это другая модель бизнеса. Низкие затраты при высокой эффективности.

Соответственно продукты, которые мы делаем совместно с Почта Банком, создаются в контексте данной задачи. Эти продукты и сервисы прежде всего должны быть понятны клиенту. Кроме того, они должны быть понятны сотруднику Банка и сотруднику Почты, которые продают их где-то в глубинке, в почтовых отделениях. Кстати, в Банке создана специальная академия для подготовки сотрудников.

Далее, чтобы не только предлагать доступные во всех смыслах продукты, но и быть эффективными, надо внедрять самые современные технологии. Например, у Почта Банка сейчас один из лучших на рынке мобильных банков, банкоматы, которые тоже обладают достаточно хорошей функциональностью, в том числе личным кабинетом. Клиент после аутентификации, то есть ввода PIN-кода, может увидеть на экране банкомата все свои счета, совершать платежи и переводы (в том числе по шаблонам), операции между счетами. Клиентами из удаленных регионов, где не очень развит мобильный банк, это весьма востребовано. С другой стороны, мы помогали партнерам запустить Apple Pay — это, как вы понимаете, совсем другая аудитория, которая тоже есть у Банка.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Сервис бесплатной регистрации бизнеса от Модульбанка

Интеграция IT-систем Почта Банка и Почты России тоже накладывает свой отпечаток на нашу работу. Например в рамках проекта по разработке новой системы управления терминальной сетью, который мы реализовали для Почта Банка, была выполнена интеграция терминальной инфраструктуры с программным обеспечением отделений почтовой связи. Весьма специфическая задача, в рамках которой нужно было поддерживать нестандартные протоколы, взаимодействовать с сертифицирующими лабораториями и т.д.

Насколько направление онлайн-фискализации соответствует бизнес-модели «МультиКарты»? Эти хлопоты с торговцами действительно оправданы, в чем тут стратегический замысел?

— Абсолютно соответствует. Мое глубокое убеждение, что через несколько лет мы увидим серьезные изменения именно на рынке терминального оборудования для обслуживания банковских карт, и во многом это будет связано с фискализацией.

Закон № 54-ФЗ предусматривает обязательство для каждого торговца установить в точке продаж компьютер (в той или иной форме), то есть подключенное к Интернету устройство с дисплеем и прочей начинкой. Чтобы этот компьютер мог принимать к оплате банковские карты, нужно просто подключить к нему mPOS, или классический PIN-pad.

Ставить на это же место отдельный POS-терминал, который, по сути, является тем же компьютером, со своим каналом в Интернет, в общем, никакого смысла нет. Поскольку сейчас любят все оптимизировать, то и объединить эти два устройства в одно — это то, что нужно.

Такие решения уже появляются, когда одно устройство выполняет две функции — и онлайн-кассы, и POS-терминала, мы работаем с их поставщиками. Мое мнение, что пройдет максимум 3–5 лет, когда классический POS-терминал, если не умрет совсем, то превратится в какую-то нишевую историю для нашей страны. Поэтому рынок POS-терминалов будет трансформироваться, причем именно в связке с ОФД. Поэтому и было принято решение, что компания «МультиКарта» как процессинговый центр должна обладать еще и компетенцией оператора фискальных данных. Кстати, пока я не слышал, чтобы какой-то другой процессинговый центр в России был еще и фискальным оператором, мы видим здесь свое конкурентное преимущество.

Пришлось ли вам делать какие-то серьезные организационные изменения, а также изменять что-то в технологии, бизнес-процессах? Насколько сложно было запустить новый бизнес ОФД?

— В том-то и дело, что для процессинга, по крайней мере нашего уровня, это оказалось несложно. Деятельность фискального оператора гармонично вписывается в общую инфраструктуру процессингового центра. Практически все компетенции, которые нужны ОФД, в процессинге изначально присутствуют: служба поддержки клиентов, обеспечение телекоммуникаций, разработка программного обеспечения, высокий уровень информационной безопасности плюс лицензии на работу с криптосредствами и оказание телематических услуг. У нас все это было, оставалось провести небольшой тюнинг, по-моему, мы даже ни одного нового человека не наняли в компанию в связи с запуском ОФД.

Что касается продаж сервиса фискализации, мы работаем и напрямую с мерчантами, при этом стараемся фокусироваться на крупных сетевых клиентах. Но в значительной степени это продажи через существующую партнерскую сеть. Мы предлагаем и банкам, и сервисным компаниям, с которыми сотрудничаем, стать нашими партнерами по распространению наших сервисов ОФД. Наши сервис-партнеры — это компании, которые обслуживают банкоматы, терминалы, а также PSP и агрегаторы онлайн-платежей, таких партнеров у нас достаточно много.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  «Бизнес-ипотека» для МСБ от ПриватБанка

Эти компании, на базе предоставляемой нами услуги ОФД, создают продукты для своих клиентов. Почему это для них интересно? Они уже имеют выстроенный с нами комплекс взаимоотношений: технологический, юридический, каналы связи, какие-то интеграционные решения и т.д. Для них интегрироваться в инфраструктуру ОФД практически не составляет труда. Следовательно, продукт можно создать очень быстро, и более успешно конкурировать в своем сегменте рынка.

Когда принимали закон о фискализации, онлайн-кассах, было много разговоров, как мне кажется, пропагандистского толка. Что эта технология якобы внедрятся не только в фискальных целях, но будет полезна самим торговцам за счет использования аналитики, возможности строить какие-то программы лояльности, дополнительные сервисы. Действительно ли бизнес научился извлекать дополнительную ценность из использования онлайн-касс?

— Использование аналитического потенциала — это вторая сторона медали под названием «ОФД». Ведь когда происходит передача данных торговца через оператора фискальных данных, транслируется большое количество информации. Видна полная корзина товаров, неважно, вы купили конфеты в магазине или, например, отвертку — вся эта информация стекается к оператору фискальных данных. Дальше ее можно анализировать и на основе этого строить и поведенческие модели клиентов, и предиктивные модели того, что будет востребовано завтра. Здесь огромное поле для творчества. А обработка этих данных в связке с карточными операциями может дать еще более интересные результаты.

Законодательство предъявляет к оператору фискальных данных очень жесткие требования в части того, какую информацию он может предоставлять. Понятно, что ОФД не может предоставлять данные в прямом виде об операциях конкретного физического или юридического лица. Можно делать некий анализ, агрегацию и уже на основании этой агрегации предоставлять отчеты или сервис под ключ тому или иному заказчику. Эти данные, безусловно, должны быть полностью обезличенными. По крайней мере, анализ спроса на различные виды товаров и услуг делать очень просто. Учитывая, какая конкуренция и какой демпинг сейчас наблюдаются на рынке ОФД, такие кейсы становятся едва ли не единственной надеждой для некоторых игроков.

То есть, если не удалось заработать собственно на фискализации и оборудовании, рассчитывают отбиться на Big Data, аналитических сервисах?

— Да, наверное. Нас, впрочем, это касается в меньшей степени, поскольку для нас ОФД — одно из направлений деятельности, комплементарное основному бизнесу. В этом смысле мы видим перспективу также в части трансформации терминального рынка и аналитических сервисов. Иногда нам говорят, что «МультиКарта» запоздала с созданием оператора фискальных данных, там весь рынок уже поделен. Возможно, рынок захвачен. Но думаю, что с учетом тех конкурентных процессов, которые сейчас происходят, когда тарификация на услуги ОФД периодически уходит в минус, этот рынок будет перекраиваться еще много раз. Какие-то игроки будут уходить с рынка, появятся новые. Выживут те, для кого деятельность фискального оператора не является основным бизнесом, то есть компании, для которых это некий сопутствующий продукт, которые умеют зарабатывать на комбинации сервисов. Я думаю, именно поэтому «МультиКарта» останется в выигрышном положении в ближайшей перспективе.

На одной из конференций сотрудник «МультиКарты» выступал с докладом об использовании Agile-подходов, в частности, при интеграции с Alipay, другими глобальными платежными сервисами. Это было одно из самых интересных и содержательных выступлений на данную тему, которые я слышал. Насколько такая методология оказалась для вас полезной? Стали ли вы повсеместно использовать Agile, применять в других ваших процессах?

— К Agile у меня двойственное отношение. С одной стороны, это полезная вещь, потому что позволяет быстро выпустить на рынок продукт, или, скорее, прототип, и посмотреть на реакцию рынка. Фактически я воспринимаю сферу применения Agile как быструю разработку «летающей модели». Для не очень крупных компаний, каких-то стартапов этого, может быть, и достаточно, но работая в масштабе Группы ВТБ, «МультиКарта» не может позволить себе производить только «летающие модели». Да, мы умеем быстро делать такие модели, пилотные разработки, после чего тестируем их на рынке, как-то адаптируем и изменяем. А дальше идет рутинный процесс приведения разработки в строгое соответствие с нормативной документацией, с требованиями по доступности и отказоустойчивости, со всеми необходимыми атрибутами промышленной, стабильно работающей системы.

То есть, Agile — это только начало пути, первый этап внедрения или даже вспомогательный инструмент на стадии прототипирования, а дальше уже продукт или IT-решение шаг за шагом приводится к соответствующему уровню. Эта связка работает достаточно эффективно. Кстати, мы достаточно широко применяем Agile при работе над проектами Почта Банка.

Как сообщалось ранее, Ак Барс Банк презентовал прорывной продукт Face2Pay — систему видеовалидации платежа – «Плати Лицом».

Оставить комментарий