CEO Тинькофф Оливер Хьюз – о кризисе и мерах по поддержке МСБ

1383
Более 2000 новостей, экспертных мнений, интервью и обзоров; 600 презентаций со всех мероприятий, 400 исследований ведущих компаний мира, 400 инноваций банков в сегменте МСБ - на новом сайте клуба. Перейти

Председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз дал большое интервью российскому Forbes. Он рассказал, почему банк спокойно переживет уход Олега Тинькова из совета директоров, что «Тинькофф» будет делать в кризис и как банк будет помогать малому и среднему бизнесу (МСБ) в трудные времена.

Как Тинькофф перешел на удаленку

Для Тинькофф переход к удаленной работе был быстрым и безболезненным, потому что мы и так всегда работали в облаке. Мы начали переводить людей из офиса на удаленную работу месяц назад. У нас работают около 13 000 человек, не считая домашнего облачного кол-центра. Это как офисные сотрудники, так и представители, которые выезжают к клиентам. Мы очень быстро развернули IT-системы так, чтобы люди могли полноценно работать из дома, и за две недели перешли на полностью удаленную работу из дома, кроме представителей, для которых ничего не изменилось. Их около 3500 человек, они продолжают встречаться с клиентами, открывать счета, оформлять полисы, карточки, сим-карты и прочее. Но, конечно, они приезжают к клиентам в перчатках, масках и с санитайзерами.

Мы и так давно работаем через Slack, Zoom и другие системы, которые позволяют работать дистанционно. Zoom у нас сто лет уже используется, нам без разницы, в офисе или дома сидеть.

Почему Тинькофф не боится кризиса

За 14 лет существования Тинькофф мы прошли через два очень жестких кризиса, в 2008-2009, 2014-2015 годах. Сейчас для нас это будет уже третий полноценный кризис. И мы знаем, что делать, как защищать бизнес и даже как развиваться во время кризиса. Поскольку мы всегда исходим из того, что кризис рано или поздно будет, мы всегда держим большой запас ликвидности. Мы вошли в этот кризис с подушкой ликвидности 130 млрд рублей ($1,7 млрд — ред.). Мы всегда закрываем наши валютные позиции — мы давным-давно получили хорошую прививку, когда в июне 2008 года заняли евро через наш первый евробонд. Мы тогда были убыточным стартапом и не могли найти контрагента, который продал бы нам своп, чтобы захеджировать эту позицию. В тот кризис мы вошли с открытой валютной позицией, и это была ужасная ситуация. После этого мы приняли решение не брать ни цента в валюте, если мы не можем сделать своп и убрать валютную позицию с баланса. И мы так живем до сих пор. Это удорожает стоимость фондирования для нас, но мы всегда закладываем эту стоимость, зная, что когда придет следующий кризис, без этого нам будет очень больно.

Кроме того, мы очень прибыльны и накопили много капитала. За прошлый год мы заработали чистую прибыль в 36 млрд рублей ($468 млн — ред.). И не надо забывать, что летом прошлого года мы привлекли $300 млн в капитал через SPO. Мы один из лучших капитализированных банков страны. И последнее, мы очень консервативно берем на себя кредитные риски: у нас низкий уровень одобрения кредитов, в последнее время он составляет 20%, мы даем небольшие суммы кредитов и лимитов по картам на короткие сроки. Наши кредиты наличными, например, выдаются на срок до трех лет. Поэтому мы знаем, как себя вести в этом кризисе.

О реструктуризации кредитов и поддержке МСБ

Естественно, мы участвуем в правительственной программе реструктуризации кредитов. У нас есть и своя собственная программа помощи клиентам, мы ее активно применяем, и она будет дальше расширяться. Помимо реструктуризации, у нас есть социальные программы. Сейчас операторы облачного кол-центра Тинькофф помогают ОНФ и правительству Москвы (через «Ростелеком») и работают на горячих линиях для граждан по коронавирусу. Мы также обеспечиваем волонтерам в регионах бесплатную связь от «Тинькофф Мобайл», так что по мере сил и возможностей мы вносим свой вклад в борьбу с этой ситуацией. Мы это нигде громко не афишировали, но на социальные программы, связанные с коронавирусом, группа «Тинькофф» выделила 1 млрд рублей ($13 млн — ред.).

Дела [у малого и среднего бизнеса] идут действительно тяжело: мы видим по нашим клиентам, что за первую неделю апреля обороты у многих предприятий сократились на 20-30% по сравнению с началом марта. А впереди еще практически месяц изоляции.

Мы помогаем бизнесу адаптироваться к новым реалиям. У нас около полумиллиона клиентов из МСБ. Есть два направления помощи: стратегическое, где мы нашим клиентам, к примеру, из офлайн-сегментов, помогаем быстро перейти в онлайн — помогаем экспертно, продуктами, сервисом, — разворачиваем им быстро дистанционный кол-центр и прочее. Здесь у нас уже достаточно много успешных кейсов. И вторая часть — это поддержка предпринимателей в части снижения их расходов, сейчас мы для них сильно снизили комиссии по эквайрингу, отменили много других сервисных сборов. У нас очень маленький, но растущий портфель кредитов малому и среднему бизнесу, примерно миллиард рублей. Мы уже работаем по реструктуризации кредитов несколько недель. По-другому как? Им плохо сейчас.

Также читайте в обновляемом материале SME Banking Club, как Тинькофф и другие банки СНГ и Кавказа работают в период пандемии и что предлагают бизнесу.