Надия Черкасова
Надия Черкасова - заместитель президента-председателя правления банка «Открытие»
- Полезная информация -

Как изменилась работа российских банков с малым и средним бизнесом (МСБ) в период пандемии коронавируса? Об этом агентству «РИА Новости» рассказала заместитель председателя правления банка «Открытие», вице-президент общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Надия Черкасова.

Как, по вашим оценкам, сейчас чувствует себя малый и средний бизнес? Насколько сильно влияние карантинных мер?

– Режим самоизоляции особенно сильно повлиял на предпринимателей. Они вынуждены были остановить текущую деятельность и фиксируют убытки. По данным экспертов, в Москве около 73% торговых точек было закрыто, в Санкт-Петербурге – около 60%. В разных регионах цифра колеблется в районе 50%.

Основной удар пришелся на отрасли туризма, автоперевозок, ресторанного бизнеса, обычных бытовых услуг, которыми мы пользуемся каждый день: парикмахерские, химчистки и многое другое. Примерно 20% наших клиентов относятся именно к этим отраслям. По цепочке начинают испытывать проблемы их поставщики, подрядчики и перевозчики. В то же время, ряд отраслей, ориентированных на дистанционные продажи, увеличили объемы бизнеса. В первую очередь, это интернет-ритейлеры, доставка на дом, онлайн обучение и другие.

Что делают банки, в частности, «Открытие», чтобы помочь МСП?

– Мы активно работаем на рынке МСП и, не дожидаясь государственных мер, уже в марте первыми предложили специальные программы нашим клиентам. Банки работают как в логике мер господдержки, так и в рамках собственных, направленных на потребности своих клиентов. Государство оперативно отреагировало на сложившуюся ситуацию. Чтобы избежать банкротства многих предприятий, правительство и банки ввели беспрецедентные меры по их поддержке. Выстроено онлайн взаимодействие с банками и деловыми сообществами. В итоге родилась целая система из нескольких направлений. Уже в первом пуле предложены шестимесячные кредитные каникулы по переносу оплаты процентов и основного долга, программа кредитования под 0% на зарплаты. И пул решений по налоговым каникулам.

Одновременно банки предложили снижение расходов на расчетно-кассовое обслуживание, отмену комиссий и дополнительных тарифов. Наш банк реализовал программу «Поставь расходы на паузу». В банковской группе 420 тысяч клиентов: 210 тысяч банка «Открытие» и столько же – в «Точке». Мы внедрили собственные программы для тех клиентов, кто испытывает трудности, вне зависимости от вида деятельности. Они делятся на два пула: для клиентов из пострадавших отраслей, к которым применима господдержка, и для тех, кому банк предлагает собственную программу реструктуризации, учитывая разные потребности клиентов. Программы банков направлены как на поддержку, так и создание новых бизнес-моделей.

Как много ваших клиентов уже воспользовалось этими программами?

– К нам обратилось более 3,5 тысяч клиентов с общей задолженностью около 31 млрд рублей ($448 млн – ред.). Из них более 23 млрд ($332,6 млн – ред.) – это запросы на наши собственные программы.

Какие еще решения есть для бизнеса, который сейчас страдает из-за карантинных мер?

– Сейчас в основном звучит проблема кредитных клиентов. Однако из всех предприятий МСП лишь 40% задумываются о том или ином кредитном продукте. Процент проникновения кредитов не такой высокий – по разным оценкам, не более 20%.

А есть еще 80%, у которых нет никаких кредитов, но которым тоже нелегко. Мы предложили им меры по сокращению расходов – снизили торговый эквайринг до 1%, обнулили многие комиссии по РКО, за снятие денег на зарплату и многое другое. На первый взгляд кажется, это набор небольшой. Но если у клиента, например, 10 точек закрылось, при этом у него на обслуживании остались POS-терминалы. В среднем ему это обходится в 500 рублей в месяц. Для 10 точек это уже будет 5 тысяч. А если таких терминалов 30? Сумма получается уже больше, чем один МРОТ, который государство субсидирует.

– Обратиться в банк. Любым удобным способом: отправить заявку через интернет-банк, через наш скай-офис, или прийти в офисы, которые продолжают работать оффлайн. Можно оставить заявку на сайте. В заявке отмечается причина, по которой клиент обращается. Затем с ним свяжется менеджер и предложит вариант реструктуризации. Можно отсрочить платеж и перенести его на конец текущего срока кредитования. Или дополнительно увеличить срок кредита – до 12 месяцев.

Кому банк может отказать в реструктуризации?

– Банк, действительно, может отказать в кредите. Нет смысла заниматься реструктуризацией, если компания уже находится в стадии банкротства и ликвидации. Так мы просто передвигаем проблему на какой-то период, но мы ее не решаем. Но процент таких клиентов минимальный. Если выручка клиента не упала или позволяет безболезненно обслуживать текущий кредит, реструктуризация тоже не требуется.

К причинам отказа относится и отрицательная кредитная история. Мы всегда запрашиваем БКИ. Здесь наша задача объяснить клиенту, что нет смысла брать на себя дополнительную нагрузку и помочь найти ему выход из ситуации.

Банки сейчас активно работают: выдают кредиты, открывают счета. Если бы мы только обслуживали клиентов в рамках существующего портфеля, потом было бы необходимо оказывать помощь банкам. Важно, чтобы клиент понимал, как в текущий момент он может перестроить свою модель. То есть он не просто закрылся и ждет мер поддержки.

Сколько запросов на беспроцентные кредиты поступило в ваш банк?

– Мы получили более 1000 обращений на сумму 2 млрд рублей ($2,9 млн – ред.). Половина заявок одобрена.

Я считаю, что наиболее эффективная мера – прямое субсидирование. Например, в Германии малый и средний бизнес получает прямые дотации. Суть беспроцентного кредитования – один МРОТ на сотрудника на месяц. Это скорее помощь, но не решение проблемы.

Предпринимателю нужно задуматься, что сейчас лучше: остановиться и закрыться, и отправить своих сотрудников на биржу труда, а потом открыться снова и набрать персонал. Либо взять на себя дополнительную платежную нагрузку и продолжить выплачивать зарплату, частично компенсировав этим беспроцентным кредитом. Но он должен осознавать, что это увеличение кредитной нагрузки. В этом случае мы консультируем клиентов. В итоге, где-то 30% из одобренных кредитов они не берут. Понимают, что им это не нужно.

Появилась новая мера – прямые гранты на субсидирование зарплаты. Я привела пример Германии – там пошли именно по этому пути. Но это не значит, что не надо пробовать иные решения. Если клиент уверен в завтрашнем дне и понимает, как будет выглядеть его бизнес, то ему нужно брать на себя дополнительную кредитную нагрузку, чтобы не изымать деньги из своих оборотных средств. Но если компания чувствует себя нестабильно, нужно задуматься. Через 6 месяцев надо будет возвращать тело кредита. И тут задача банка работать с каждой заявкой.

– Здесь сложно прогнозировать. Во-первых, все эти кредиты имеют 75%-ю гарантию ВЭБа, и прямой риск банка – 25%. Во-вторых, малый и средний бизнес у нас к этому кризису пришел достаточно зрелым. Когда в марте начались первые сигналы, мы увидели досрочные погашения. Обычно они составляют 2-2,5% от портфеля, а в начале весны уровень достиг 4%. То есть часть предпринимателей, понимая, что им придется сокращать обороты бизнеса, осознанно предприняли меры, чтобы избежать кредитной нагрузки.

Не считаете ли вы, что нынешний кризис напугает предпринимателей и люди станут менее охотно начинать свой бизнес?

– Конечно же, нет. Предпринимателями становятся в основном те люди, которые прекрасно понимают, что каждый день зависит от их собственных действий. И, кстати, именно малый бизнес быстро перестроился под потребности и новые поведенческие модели потребителей.

Даже в стабильное время разными программами стимулирования пользовалось примерно 5% предпринимателей. Сейчас ими воспользуются 20%. Все остальные – это те предприниматели, которые будут находить новые формы работы. Конечно, никакого страха не появится. Мы все уже давно имеем «прививку». Было много кризисов – и 2008 год, и резкий рост ключевой ставки в 2014-м. Предпринимательство отличается тем, что быстро перестраивается и адаптируется.

Как много, на ваш взгляд, будет предприятий, которым все-таки придется закрыться?

– Есть разные экспертные мнения. По данным Торгово-промышленной палаты, около 30% предпринимателей не откроют свой бизнес, уйдут в логику работы по найму. Но мы считаем, что это, наверное, завышенные оценки. Коридор находится на уровне где-то 15-20%. Это те компании, которые закроются. Но часть из них – на время. Мы потом увидим открытие счетов.

Есть данные ФНС, которые мы смотрим в еженедельном режиме. Понятно, сейчас снизилось количество регистраций новых предприятий. Многие не знают, что можно это делать дистанционно. У части людей есть привычка приходить в офис. Но эта привычка начинает меняться. А кризис этот процесс ускорил.

Организация вашей работа как-то изменилась?

– Мы иногда обсуждаем внутри банка, а нужно ли нам такое количество арендных площадей. Я вижу, что примерно половина моей команды могла бы работать дистанционно. Приходить раз в неделю в офис, который станет магнитом, куда приходят на дизайн-сессии, поддержание эмоционального контакта.

У нас был стереотип о том, кто может работать удаленно – и это была только небольшая часть людей. Оказывается, работать из дома могут многие. Конечно, это повлияет на экономику в целом: тебе не нужно столько одежды, ты не пользуешься часто транспортом, не заливаешь бензин в машину. Это интересное время для того, чтобы перестроить свой бизнес.

Читайте также мнения ведущих банкиров Украины, стран СНГ и Кавказа – о кризисе, работе на карантине и поддержке МСБ.

Оставить комментарий
Читайте новости SME Banking Club в своем любимом месседжере или соцсети: TelegramWhatsApp или Facebook.