Николоз Курдиани – о необанке Space и выходе TBC Group на новые рынки

8697
Более 2000 новостей, экспертных мнений, интервью и обзоров; 600 презентаций со всех мероприятий, 400 исследований ведущих компаний мира, 400 инноваций банков в сегменте МСБ - на новом сайте клуба. Перейти

В крайне динамичном мире один термин особенно уместен: конкурентоспособность. С быстрым развитием технологий гибкость стала неотъемлемой частью корпоративной культуры компаний, последовательно разрабатывающих свои продукты и услуги, чтобы сделать жизнь людей проще и удобнее. В то же время клиенты повышают уровень запросов и формируют новые, более амбициозные ожидания, которые компаниям необходимо удовлетворять.

TBC является ярким представителем этого международного направления. Она создала первый полностью цифровой банк как в Грузии —  Space. Space — это новый, технологически сложный и масштабный цифровой банк нового поколения, который находится на одном уровне с финансово-технологическими компаниями, прочно зарекомендовавшими себя на международной арене. А в некоторых отношениях он может показаться даже лучше.

В мае 2020 года TBC Bank получил банковскую лицензию в Узбекистане и в течение нескольких месяцев запустил полностью цифровой, созданный на базе Space, банк в рамках бренда TBC UZ, достигнув рекордно высоких результатов всего за один год. На рынке Узбекистана и в Грузии, в случае с необанком Space, компания развивает направление розничного кредитования и предлагает своим клиентам совершенно новый, технологически сложный, но простой в использовании банковский опыт.

Спустя год после его появления на узбекском рынке Forbes Georgia поговорили с Николозом Курдиани (Nika Kurdiani), председателем Наблюдательного совета Space и TBC UZ и заместителем генерального директора TBC Bank, о сути крупнейшего грузинского финтеха Space, его международном успехе и планах на будущее.

SME Banking Club публикует перевод интервью.

Один миллион загрузок приложения TBC UZ в Узбекистане — важная веха. Как вы оцениваете это достижение и не могли бы вы подробнее рассказать о пути, пройденном TBC за последний год?

Это достижение само по себе является достижением Узбекистана. В целом это выглядит так: около трех лет назад в Грузии TBC Bank создал необанк Space. Это был первый полностью цифровой мобильных банк, включающий все необходимые повседневные операции.

Однако, когда мы запускали эту услугу, нашей целью не было работать исключительно на грузинском рынке. С самого начала мы рассчитывали вывести этот сервис на международный уровень. Грузия выступила тестовым рынком, внутри компании мы называем его «лабораторией». Первым международным рынком, на котором мы появились, стал Узбекистан, благодаря его большой численности населения — около 35 млн. человек. В то же время, благодаря реформам, Узбекистан является страной с быстро развивающейся экономикой.

Мы вышли на рынок и запустили бренд TBC UZ, который в Грузии известен как Space, а за рубежом — как TBC, поскольку мы говорим о расширении TBC. Однако следует отметить, что платформа остается прежней, и компания аналогично называется международной банковской платформой Space. Интересно, что в Узбекистане мы работаем на основании банковской лицензии, которая позволяет нам обслуживать кредиты, депозиты, счета и карты. Лицензия была получена в мае 2020 года, а затем последовал запуск приложения в конце октября.

Говоря о приложении, следует отметить, что команда, разрабатывающая технологическую платформу и продукты, ведущая цифровой маркетинг и продажи, управляющая системами рисков и занимающаяся многими другими вещами, находится в Грузии. Многое делается из Грузии. Весь процесс централизован, и, по сути, международная банковская платформа Space обслуживает две географические единицы: под брендом Space она обслуживает Грузию, а в Узбекистане работает под брендом TBC UZ.

Все останется так же?

Да, так и будет. Это часть нашего видения. Возьмем, к примеру, Uber: команда разработчиков базируется в Сан-Франциско и оттуда управляет украинским продуктом Uber. Конечно, у них есть команда, ответственная за локализацию в Украине, но коммерческий мозг компании, то есть специалисты по стратегии продуктов, разрабатывают платформу централизованно. Это выгодно, так как делает платформу более эффективной, действенной и гораздо более масштабируемой: она обслуживает множество рынков из одной точки. Наша концепция заключается в том, чтобы «Разрабатывать один раз, разворачивать много раз». Мы предпочитаем создавать один продукт и внедрять его на многих рынках, а не создавать отдельный банк в каждой стране.

Приносит ли деятельность из Грузии финансовые выгоды?

Безусловно. В противном случае в каждой стране потребовалось бы наличие технологической группы, отвечающей за разработку продукта и дифференцирующей подходы к продукту и маркетингу между странами. В этом случае нам пришлось бы дублировать ресурсы и вместо пяти централизованных международных продуктов  работать над 235ю продуктами. Поэтому вся суть заключается в сверхцентрализации и сверхстандартизации.

Каковы достижения TBC UZ за последний год?

Прошлый год ознаменовался следующими вехами: на основании банковской лицензии Узбекистана мы создали TBC Bank Uzbekistan, в котором работает 650 сотрудников. У этого банка нет филиалов, он полностью цифровой. Мы не предоставляем никаких офлайн-услуг, за исключением так называемого шоурума. Такие пространства представлены почти во всех регионах: в общей сложности 65 локаций по всей стране.

Наше приложение имеет миллион загрузок, из которых более 750 тыс. стали клиентами. Это означает, что человек не только скачал приложение, но и начал им пользоваться. Указав свое имя, они предоставили нам доступ к своим персональным данным, открытым для контакта, и возможность получить предложения о наших услугах. Это невероятно большое число, так как нелегко создать банк на таком рынке за один год, и обеспечить миллион загрузок и 750 тыс. клиентов.

Давайте посмотрим и на другие продукты: мы выпустили 200 тыс. карт, привлекли депозиты на 100 млн лари ($32 млн — ред.) и выдали кредитов на 80 млн лари ($25,5 млн — ред.). Кроме того, у нас есть 200 тыс. активных пользователей, которые ежемесячно взаимодействуют с нашим приложением. Для одного года эти цифры огромны, и мы надеемся сохранить эту тенденцию.

Когда мы говорим об Узбекистане, что это за рынок? Есть ли у людей доступ к Интернету и смартфонам?

Проникновение смартфонов на рынок составляет около 50%. В молодежном сегменте этот показатель еще выше. В этом отношении Узбекистан является достаточно развитой страной по сравнению со своими соседями. Кроме того, в стране высоко развиты цифровые финансовые услуги, особенно платежи. В некотором смысле, эти услуги даже более развиты, чем в Грузии, поскольку люди используют приложения для P2P-переводов и коммунальных платежей. Кроме того, в стране выпущено более 25 млн пластиковых карт и установлено 500 тыс. POS-терминалов.

В части платежей Узбекистан имеет достаточно развитый рынок, о чем свидетельствуют результаты нашей второй компании, Payme, которая насчитывает до 5 млн зарегистрированных пользователей. Это очень большая цифра: у нас зарегистрирована седьмая часть населения. Поэтому, я бы сказал, что в контексте потребления цифровых продуктов рынок Узбекистана весьма развит.

Давайте поговорим о продуктах. Вы начали со сферы розничного кредитования; перешли ли вы в прошлом году к предложению новых продуктов?

Нашим сегментом всегда была розница, и работа происходит в цифровом формате через платформу Space. Я подчеркиваю этот факт, потому что важно понимать, что Space — это мультигеографическая финтех-платформа: из одного места, то есть Грузии, эта платформа обслуживает несколько рынков. Мы думаем о запуске некоторых новых локаций в будущем, и выход в новые страны может быть возможным в 2023 году. Мы амбициозны: хотели бы запускать по одному рынку в год.

Что касается продуктов, мы предлагаем депозиты, кредиты, P2P-переводы, пластиковые и виртуальные карты, коммунальные платежи и рассрочку.

Ранее вы упомянули, что корпоративное направление в Узбекистане было бы нежизнеспособным. Не могли бы вы объяснить, почему?

Обслуживание корпоративных клиентов требует другой бизнес-модели, которую очень сложно реализовать в полностью цифровом формате. Кроме того, перед выдачей кредитов важно познакомиться со страной. За рубежом нас воспринимают как гостей и, следовательно, можно не добиться успеха в работе с крупными корпоративными клиентами, так как они обычно полагаются на долгосрочные отношения. Наличие таких отношений с ними, их знание и доверие к вам, уверенность в том, что вы поддержите их, когда будет необходимо, значительно облегчает ведение бизнеса. Все это требует много времени и нецифровых подходов, что выходит за рамки наших стратегических целей, и поэтому мы отказались от этого с самого начала.

Что отличает Space от других международных необанков, таких как Revolut и N26?

В чем конкурентное преимущество Space? Ни в чем. Вот так просто. В Space нет ничего, что отличало бы его от других. Это такой же необанк, как и любой другой, но ни в коем случае не уступающий, что очень важно. Просто мы ориентируемся на другие регионы. Если бы мы вошли в Германию или Англию, нам пришлось бы конкурировать с необанками там.

Какова правовая база на рынках, на которых вы хотели бы начать свою деятельность? Насколько я понимаю, в постсоветских странах наблюдается тенденция к либерализации банковского и финансового секторов в целом. Так ли это на самом деле?

Мы хорошо знакомы с грузинским рынком и знаем текущие процессы. Что касается Узбекистана, то банковское регулирование интенсивно разрабатывается, активно внедряется цифровой компонент. Например, на прошлой неделе страховым компаниям разрешили использовать цифровые страховые полисы. В прошлом месяце был разрешен полностью цифровой онбординг. Таким образом, Узбекистан довольно активно разрабатывает современные банковские правила, что очень выгодно для нас, так как большинство нормативных актов поддерживают цифровые подходы.

TBC уже давно прошла ребрендинг и позиционирует себя как технологическая компания. TBC Group недавно стала полноправным владельцем My.ge. Говорит ли это о том, что TBC станет суперприложением?

Это действительно так. Мы объявили о внедрении экосистемного подхода — именно по этой причине эти платформы были приобретены TBC Group. Сейчас мы создаем открытую экосистему, одним из участников которой станет TBC Bank.

Допустимо ли юридически для TBC Group, владельца крупнейшего банка, одновременно заниматься различными видами бизнеса?

Этот проект реализуется TBC Group, а не TBC Bank. Законодательство допускает это. Экосистема должна быть открытой, и на конкурентных условиях должны быть представлены другие игроки, в том числе другие банки.

Каковы отношения Space с другими финтех-компаниями?

Положительные. Сотрудничество — это ключ к успеху.

Какие планы на будущее у Space? На какие рынки вы планируете выходить и когда?

Я не могу говорить о деталях, но могу сказать, что мы хотели бы начать дальнейшее расширение с 2022 года. В результате этого расширения мы получим банковскую лицензию в ряде стран, на основе которой мы запустим цифровую платформу Space под брендом TBC.

Напомним, ранее SME Banking Club опубликовал обзор исследования о том, как искусственный интеллект влияет на развитие цифрового банкинга.

Это эксклюзивный материал SME Banking Club. При полном либо частичном копировании ссылка на SME Banking Club обязательна.